Хронический абактериальный простатита лечение

https://dezir-clinic.ru/upload/blog/prostatit5.jpg Не бактериальный простатит

Хронический абактериальный простатита лечение

Хронические воспалительные заболевания мужских половых ор­ганов (как бактериальные, так и абактериальные) представляют собой актуальную проблему для практической медицины ввиду того, что занимают одно из первых мест по распространенности среди урологических заболеваний [1, 2]. Для них характерно длительное, рецидивирующее течение, приводящее к снижению работоспособно­сти, а в 40–50% случаев – к бесплодию [3–5].

Из-за отсутствия явных микробиологических причин для возникновения хронического абактериального простатита проводился поиск иных механизмов патогенеза воспаления предста­тельной железы и сопровождающей этот процесс патоспермии [2, 6, 7]. Среди главных причин изменений в спермограмме при хроническом простатите обыч­но называют аутоиммунный ответ в виде прямого цитотоксического влияния эффекторных иммунокомпетентных клеток на сперматозоиды и сперматогенный эпителий или косвенного воздействия антиспермальных антител, а также усиление апоптоза сперматозоидов под воздействием провоспалительных цитокинов и активных форм кислорода [7, 8]. В этом процессе немаловажную роль играют система комплемента и некоторые виды интерлейкинов [8]. Функция последних угнетается и у пациентов с отягощенным фоном по внутриклеточным инфекциям в анамнезе [2, 6, 9]. Это связано с тем, что микоплазменная инфекция запускает механизм формирования мембранозного гломерулонефрита, при котором также наблюдается несостоятельность системы комплемента и функции интерлейкинов. В этой ситуации возникают две важные проблемы. Первая – прием антибиотиков и химиотерапевтических средств может сопровождаться развитием аллергических реакций, дисбактериоза, гепатотоксичности, иммуносупрессивного действия (если инфекции вызваны внутриклеточ­ными возбудителями (хламидиями, микоплазмами), находящимися на одной из стадий репродукции) [10]. Развивающийся после курса антибиотикотерапии синдром иммунологической недостаточности может приводить к персистенции возбудителя, рецидивам заболевания, реинфекции [11]. Вторая проблема – отсутствие лечения ведет к полной разбалансировке и в конечном итоге несостоятельности Т-клеточного звена иммунитета [12, 13]. В этой связи изучение иммунного статуса и разработка способов фармакологической коррекции с использованием различных групп препаратов у больных хроническим простатитом оправданны.

Материал и методы

Пролечено 58 пациентов с абактериальным хроническим простатитом, разделенных на две группы. У больных первой группы (n = 28) в анамнезе и по результатам обследования отсутствовали признаки внутриклеточной микоплазменной инфекции. У больных второй группы (n = 30) имелись либо признаки микоплазменной инфекции, либо указания на выявленную и пролеченную, но рецидивировавшую инфекцию. Более детальное обследование (в частности, кардиологическое) выявило признаки гипертензии нефротического синдрома, что характерно для скрыто- и вялотекущего мембранозного гломерулонефрита. Контрольную группу составили 18 мужчин с нормозоо­спермией и без признаков хронического простатита. В исследование не включались пациенты с признаками бактериальных процессов в предстательной железе, аспермией и тяжелой сердечно-сосудистой патологией.

Всем пациентам проведено комплексное обследование, включая тестирование по Шкале оценки мужской копулятивной функции Лорана – Сегала, бактериологическое (с использованием методов полимеразной цепной реакции и иммуноферментного анализа) и ультразвуковое исследование, анализ спермограммы. Кроме того, определялась функциональная активность системы комплемента, оценивалась фагоцитарная активность нейтрофилов (тест восстановления нитросинего тетразолия – НСТ-тест), исследовались уровень и функции интерлейкинов 2, 6 и 10.

В соответствии с клиническими рекомендациями и результатами антибиотикограмм пациентам назначена антибактериальная терапия. Затем в качестве прегравидарной подготовки проведена восстановительная терапия в виде коррекции иммунологических нарушений аминодигидрофталазиндионом натрия (препаратом Галавит) по 100 мг 1 р/сут ежедневно пять внутримышечных инъекций, далее по 100 мг 1 р/сут пять инъекций через день и далее по 100 мг в виде ректальных суппозиториев в течение десяти дней.

Результаты и их обсуждение

Активных жалоб пациенты на момент обращения не предъявляли, общеклиническое обследование изменений не выявило. По данным микроскопического исследования в секрете предстательной железы, содержимом уретры и эякулята повышенного содержания лейкоцитов не обнаружено. При проведении бактериологического исследования в секрете предстательной железы, содержимом уретры и эякулята рост условно патогенных возбудителей не зафиксирован. Спермограмма показала снижение количества сперматозоидов типа А и повышение количества патологических форм. При проведении трансректального ультразвукового исследования предстательной железы выявлены признаки петрификатов и кисты, что свидетельствует о вялотекущем хроническом воспалительном процессе, который, не проявляясь клинически, приводит к ухудшению качества жизни и нарушению репродуктивной функции второго типа, в данном случае неразвивающейся беременности у партнерши.

На основании полученных данных у всех пациентов (100%) были диагностированы «хронический простатит» (N41.1) и «мужское бесплодие» (N46).

После проведенного лечения у пациентов первой группы данные по шкале Лорана – Сегала недостоверно отличались от таковых в контрольной группе, а качество жизни достигло показателей контрольной группы. При проведении трансректального ультразвукового исследования предстательной железы наблюдалась нормализация размеров и эхографической структуры ткани. До уровня контрольной группы восстановились показатели НСТ-теста, уровень комплемента и активность интерлейкинов 2, 6 и 10. Кроме того, у пациентов регистрировались положительные изменения в спермограмме. Через три месяца при сохранении всех перечисленных показателей в нормальных пределах у пациентов первой группы отмечена нормозооспермия, которая сохранялась на протяжении шести месяцев. Поскольку партнерши пациентов были предварительно проконсультированы гинекологом и также прошли необходимую прегравидарную подготовку, то в течение последующего года беременность наступила у 100% пар (у девяти (32,14%) мужчин с другими партнершами, которые также включались в исследование).

Пациентам второй группы после проведения первого курса антибактериальной терапии микоплазменной инфекции в соответствии с национальными стандартами был назначен курс лечения иммуномодулятором аминодигидрофталазиндионом натрия (Галавит). В результате лечения данные по шкале Лорана – Сегала и качество жизни достоверно отличались от таковых в контрольной группе, хотя были выражены в меньшей степени. В связи с этим пациентам с 30-недельным перерывом был проведен повторный курс лечения аминодигидрофталазиндионом натрия (препарат Галавит). В конечном итоге была достигнута полная нормализация данных по шкале Лорана – Сегала, а при трансректальном ультразвуковом исследовании предстательной железы – нормализация размера и эхо­графической структуры ткани. Только после второго курса иммуномодулятора до контрольных величин восстановились показатели НСТ-теста, уровень комплемента и активность интерлейкинов 2, 6 и 10. У пациентов также регистрировались положительные изменения спермограммы. Через три месяца при сохранении всех перечисленных параметров в нормальных пределах у пациентов второй группы нормализовались показатели спермограммы. Нормозооспермия сохранялась на протяжении шести месяцев. Поскольку супруги этих пациентов были предварительно проконсультированы гинекологом и прошли необходимую прегравидарную подготовку, то в течение следующего года беременность наступила у 100% пар (в этой группе у одного (3,3%) пациента изменилась партнерша, которая включалась в исследование после соответствующего обследования).

Таким образом, у пациентов с хроническим простатитом даже на стадии формирования абактериального простатита выявляются признаки угнетения фагоцитарной актив­ности нейтрофилов. Нейтрофилы способны к фагоцитозу, они также регулируют активно­сть базофилов и тучных клеток, вовлекая их в воспалительную реакцию. От функциональной актив­ности нейтрофилов во многом зависят течение и исход воспали­тельного процесса. Система комплемента в качестве защитной системы организма также имеет определенное преиму­щество перед цитотоксическими клетками. Обнаруженные изменения системы комплемента при хроническом простатите (активация комплемента при супрессии функции нейтрофилов) свидетельствуют о дезадаптации механизмов поддержания иммун­ного гомеостаза. Хронический простатит был причиной нарушения фертильности у мужчин в форме патоспермии и бесплодия. Проведенное комплексное лечение хронического простатита с применением иммунокоррекции предоставило возможность не только достичь ремиссии хронической инфекции, но и улучшить показатели спермограммы, что способствовало в дальнейшем наступлению беременности у партнерш пациентов.

Заключение

Выявленные иммунологические нарушения при абактериальном хроническом простатите, связанном с перенесенной или хронически текущей микоплазменной инфекцией и пато­спермией, позволяют патогенетически обосновать необ­ходимость включения в комплексную терапию таких пациентов иммуномодулирующих средств, в частности аминодигидро­фталазиндиона натрия (Галавита).

Источник: https://umedp.ru/articles/khronicheskiy_abakterialnyy_prostatit_i_patospermiya_mekhanizmy_vzaimosvyazi_i_vozmozhnosti_immunomo.html

Некоторые печатные издания, телевидение и интернет-сайты с рекламной целью подогревают интерес к проблеме хронического простатита (ХП), отождествляя его с эректильной дисфункцией и неизлечимыми состояниями. Подобная некорректная подача информации формирует поколение мужчин репродуктивного возраста с неврозами на почве мнимого простатита.

Простатит: от мифов к реальности История отпустила мировой медицине немалый срок для изучения такого сложного заболевания, как ХП. С тех пор, как А. Ledmich впервые внес простатит в перечень самостоятельных заболеваний, минуло более 140 лет. Тем не менее современная медицина пока не располагает достоверными сведениями о причинах и механизмах развития ХП, особенно абактериального. Его эпидемиология трактуется подчас противоречиво и неполно. Этиология, патогенез и патофизиология ХП малоизучены. Основываясь на итогах системного обзора литературы по проблеме диагностики и лечения хронического абактериального простатита за период 1966–1999 гг., выполненного с учетом принципов доказательной медицины (M. Collins, R. McDonald, T. Wilt, 2000), специалисты пришли к заключению: сегодня нет четких диагностических критериев хронического абактериального простатита, качество методологии остается низким, необходим анализ наиболее традиционных методов лечения (назначение антибиотиков и α1-адреноблокаторов).

Пробелы в знании природы простатита лишают врача шанса на полный успех в лечебной тактике. На фоне мировой статистики эта проблема приобрела острую актуальность. По данным Национального института здоровья США, простатит выявлен у 25% мужчин, страдающих урологическими заболеваниями. Как отмечает один из ведущих экспертов в этой области J. Nickel (1999), около 9% мужской популяции склонно к проявлению простатита, из них лишь 2/3 прибегают к помощи уролога.

В России ХП занимает первое место по распространенности среди воспалительных заболеваний мужской половой сферы и одно из первых мест среди мужских недомоганий в целом. Заболеванию подвержено до 35% мужчин трудоспособного возраста (Н.А. Лопаткин, 1998), у 7–36% больных простатит осложнен везикулитом, эпидидимитом, расстройствами мочеиспускания, репродуктивной и половой функций.

Признанной считается классификация простатита по версии Национального института здоровья США, введенная в 1995 г. Обобщенные данные показывают частоту отдельных видов простатита: острый бактериальный – 5–10%, хронический бактериальный – 6–10%, абактериальный простатит (синдром хронической тазовой боли) – 80–90%, бессимптомный воспалительный простатит – 5%. Известно, что абактериальный простатит по частоте превышает бактериальный в 8 раз, причем происхождение его остается неясным.

Как считает большинство специалистов, показаниями к антибактериальной терапии являются: острый простатит (категория I), хронический бактериальный простатит (категория II), хронический абактериальный простатит (категория IIIA), если имеются клинические бактериологические и иммунологические подтверждения инфекционного процесса. При проведении антибактериальной терапии рекомендуется учитывать характер выделенной флоры, чувствительность микроорганизмов к антибактериальным препаратам, спектр их действия, фармакокинетику антибактериальных препаратов, побочные явления, пути введения препаратов.

По мнению A.B. Murphy и соавт. (2009), этиология хронической тазовой боли плохо изучена, однако такой синдром могут вызвать инфекция или воспалительный агент, способствующие неврологическим повреждениям, что в конечном итоге приводит к тазовой дисфункции в форме возрастания тонуса мышц таза.

Ранее считалось, что источником боли в тазовой области у мужчин является лишь воспаленная предстательная железа. Однако ныне, кроме нее, рассматривают также нейромышечные структуры и висцеральные органы, расположенные в малом тазу. При этом диагностика данного состояния по сей день основана только на исключении хронического бактериального простатита.

Сегодня появились новые данные, которые показывают, что в большей степени с интенсивностью тазовой болевой симптоматики коррелирует напряжение мышц тазового дна, а не уплотнение в простате (R.E. Berger, 2007). Кроме того, по данным J.С. Nickel и соавт. (2003), не выявлено связи между гистологическим воспалением и наличием симптомов ХП. Также нет связи между активностью воспаления в простате (количество лейкоцитов в постмассажной порции мочи) и симптомами ХП (A. Schaeffer и соавт., 2002). Таким образом, Nickel и ряд европейских экспертов считают, что простатит категории IV – хронический бессимптомный простатит – лечить не следует.

M.A. Pontari и соавт. (2008) отметили, что развитие симптомов заболевания является результатом взаимодействия психологических факторов и дисфункций иммунной, нервной и эндокринной систем. Психопатологическая отягощенность выявляется примерно у 2/3 пациентов, страдающих ХП. У 17,8% пациентов психоневрологическая симптоматика возникает при длительном и неэффективном лечении основного заболевания и вносит определенную специфику в клинику сексуальных расстройств. Поэтому эректильную дисфункцию, отмечаемую при ХП, надо рассматривать в структуре астенического, астенодепрессивного, тревожно-ипохондрического, астеноипохондрического синдромов. Как правило, данные состояния не требуют специальной коррекции психотропными препаратами – достаточно бывает разъяснительных бесед и курса психотерапии.

Наблюдение за пациентами с синдромом хронической тазовой боли дает основания предполагать, что длительное течение ХП, подтвержденного объективными данными, неизбежно приводит к появлению, а со временем к превалированию психоневрологических симптомов с акцентуацией на нарушениях мочеиспускания, половых расстройствах. Данная группа пациентов отличается крайне высокой резистентностью к терапии.

Здесь речь идет и о том, что пробелы в современном понимании механизма ХП используют в спекулятивных целях частные клиники. Анализ показывает, что в структуре общей заболеваемости ХП становится все более коммерциализированным заболеванием. Современные экономические проблемы не могли не отразиться и на деятельности некоторых врачей-урологов, для которых лечение простатита и связанных с ним сексуальных нарушений стало одним из способов недобросовестного дополнительного заработка. К сожалению, нередко материальные интересы ставятся выше врачебной этики. Ради денег врачи находят у пациентов и лечат несуществующие болезни, нанося ущерб их здоровью и финансовому состоянию. Иначе говоря, отсутствие в практике принципов доказательной медицины приводит к спекуляции, в частности, на проблеме простатита.

Отсутствие четко отработанного алгоритма диагностики различных состояний, сходных с болями и ощущениями при простатите, приводит к неоправданной и неэффективной терапии, у пациентов формируется астено-вегетативный синдром, который нередко заключается в катастрофизации проблемы и уверенности в ее неизлечимости. Такие пациенты становятся легкой добычей недобросовестных врачей и коммерческих учреждений.

Пациенты часто сталкиваются с порочной практикой частных медучреждений, в которых стали нормой непрозрачность прейскурантов на обследование и отдельные процедуры, выдача лекарств без рецептов и по многократно завышенной цене. Кроме того, недостоверные сведения о неизлечимости и последствиях простатита, его гипердиагностика переводят проблему из сферы медицинской в социальную. Немало примеров, когда молодые пациенты вынуждены проходить длительные, повторные и практически ничем необоснованные курсы антибактериальной терапии. Таким процедурам подвергаются как сами обманутые ложным диагнозом больные, так и их половые партнеры.

Опросы показали, что 88% врачей руководствуются только личным опытом и лишь 12% предпочитают получать знания из научной литературы. При этом многие урологи отождествляют простатит с эректильной дисфункцией, что объясняется слабой материально-технической базой многих коммерческих и государственных клиник, ограничением диагностики на основе клинических симптомов заболевания, результатами пальцевого ректального и ультразвукового исследования. Известно немало случаев, когда ставят стандартный диагноз ХП пациентам, жалующимся на ослабление эрекции. Такой «приговор» выносят 90% урологов, которые затем необоснованно рекомендуют пациентам массаж простаты и антибактериальную терапию, нередко внутриуретральные методы воздействия и вливание лекарственных препаратов. Назначение аппаратных методов лечения ХП требует высоких затрат и служит поводом для объяснения пациенту высокой стоимости комплексного лечения. Пальцевой массаж предстательной железы часто применяется без учета показаний и противопоказаний к его проведению. При этом в урологическую практику практически не внедряются стандартизированные методы оценки лечения ХП. Между тем, по данным большого числа клинических исследований доказано, что ХП не вызывает нарушений сексуальной функции, т.е. его влияние на потенцию не больше, чем любого другого заболевания.

В связи с недоверием и негативным отношением людей к психоаналитикам и психологам помочь таким пациентам практически невозможно. В результате у больных растет недоверие к врачам и медицине в целом.

Как считает Н. К. Липгарт, необходимо активнее выявлять и оценивать изменения психического статуса у больных ХП. Своевременная и направленная коррекция психических расстройств у этих больных предупреждает развитие более грубых нарушений психики и позволяет успешнее лечить соматическое расстройство. Таким пациентам поможет назначенный врачом-психотерапевтом цикл реабилитации. Показательны в этом отношении выводы, сделанные после проведенного обследования H.C. Li и соавт. (2008). Они подтверждают, что чувство отчаяния, неуверенности и разочарования ухудшает прогноз развития ХП и синдрома хронической тазовой боли. В то же время не имели значения другие показатели: возраст, шкала оценки симптомов ХП, характер и количество лейкоцитов в секрете простаты. Поэтому это важно учитывать при назначении лечения ХП.

Несмотря на многочисленные современные исследования и накопленные знания, на сегодня нет исчерпывающего ответа на вопросы по определению природы ХП и методик этиопатогенетического лечения. Прогноз ситуации с ХП в ближайшей перспективе в основном неутешительный.

Существующая проблема в отношении ХП диктует необходимость более глубокого подхода к ведению пациентов с симптомокомплексом ХП и разработки стандартов в диагностике не только простатита, но и целого ряда заболеваний, которые попадают под категорию синдрома хронической тазовой боли. Последний нуждается в дальнейшем изучении и разработке алгоритмов и рекомендаций по ведению больных с этим нарушением. Такой вывод вытекает из результатов целого ряда научных исследований, проведенных учеными разных стран. При этом для оценки эффективности методов лечения простатита необходимо проводить рандомизированные плацебо-контролируемые исследования. Они должны базироваться на научной основе.

Мы полагаем, что необходимо более тщательно подходить к выбору методов терапии пациентов с синдромом хронической тазовой боли. При неэффективности терапии следует более детально оценивать проблему с использованием стандартизированных количественных шкал оценки симптомов ХП и в ряде случаев прибегать к обследованию у других специалистов – неврологов, нейроурологов.

По нашему мнению, стержневой идеей в решении проблемы диагностики и лечения простатита является системный подход. В комплексном лечении ХП необходимо участие психотерапевта или психоаналитика, особенно в случаях ведения так называемых трудных больных. В большинстве случаев развития ХП необходимо нормализовать психический статус больного, используя как лекарственные средства, так и рациональную психотерапию. Отдельная роль в лечении пациентов, которые обращаются с единственной жалобой на наличие простатита, должна отводиться, психоаналитикам, которым следует дифференцировать астено-вегетативные состояния и неврозы у некоторых пациентов. Есть надежда, что подобный междисциплинарный подход поможет исключить ошибки при постановке диагноза ХП и назначить пациентам адекватное лечение.

По данным НИИ урологии, практически отсутствуют плацебоконтролируемые исследования по оценке различных методов лечения отдельных форм ХП. Для унификации подходов к диагностике и выбору тактики лечения ХП необходимы знание основ и внедрение принципов доказательной медицины.

Сегодня актуальна проблема выпуска ежеквартальных обзоров, в которых бы четко формулировались вопросы использования систематических методов идентификации, критической оценки профильных исследований, сбора и анализа их данных. Важно, чтобы в рецензиях учебно-методическая литература рассматривалась с позиций доказательной медицины.

Необходимо, на наш взгляд, преподавание основ доказательной медицины внести в учебные планы медицинских вузов и создать федеральные структуры по оценке новых медицинских технологий или возложить эти обязанности на ФГУ. При подготовке медицинских кадров должны даваться комплексные знания, включающие в том числе статистику, клиническую эпидемиологию и ее принципы.

Источник: http://www.urotoday.ru/article/id-35

Что такое абактериальный простатит?

По статистике, эта патология является наиболее распространенной, причем от заболевания страдают как мужчины преклонного возраста, так и молодые люди. Опасность заболевания заключается в длительном инкубационном периоде, часто бессимптомном. Поэтому риск возникновения осложнений и перерождения болезни в хроническую форму достаточно высок.

https://dezir-clinic.ru/upload/blog/prostatit2.png

Классификация

Абактериальный простатит имеет отличие от других типов этой патологии. Он может быть постоянным или рецидивирующим, иметь яркую или стертую клиническую картину. По американской классификации существует 4 типа воспалений предстательной железы. Простатит небактериального характера относится к третьей группе. Эта категория разделяется на 2 подтипа:

  1. Тип «А» – ярко-выраженные признаки воспаления. Повышенное количество лейкоцитов в эякуляте – более 15 в поле зрения. При воспалительном хроническом абактериальном простатите рост патогенов не отмечается. Болевой синдром присутствует.
  2. Тип «В» – в секрете предстательной железы и эякуляте количество лейкоцитов в норме. Болезнетворные организмы не фиксируются. Болезненность отмечается. Воспаления нет.

При простатите небактериального типа часто страдает вся мочеполовая система, и происходят нарушения в работе желудочно-кишечного тракта.

Читайте так же  Увеличенная простата: причины, симптомы, лечение

Причины возникновения

При отсутствии бактериального фактора источником заболевания предстательной железы является:

  • застойные процессы в области малого таза – нарушение кровотока и лимфотока;
  • малоподвижный образ жизни;
  • проблемы нервной проводимости;
  • разрастания соединительной ткани – фиброз, который может выступать как причиной, так и следствием патологии;
  • аномалия развития структуры желез, обусловленная их недостаточной опорожняемостью;
  • аутоиммунные заболевания;
  • хронический цистит;
  • частые переохлаждения;
  • чрезмерные физические нагрузки – поднятие тяжестей и прочее;
  • частые стрессы.

При воспалительном типе заболевания возбудитель, так или иначе, выступает основной причиной. В результате лечения патогены могут прекратить активизацию, что дает мнимое улучшение состояния. Но продукты жизнедеятельности патогенных микроорганизмов со временем ухудшают проницаемость клеточных мембран и вызывают их дальнейший распад.

https://dezir-clinic.ru/upload/blog/prostatit3.jpg

Симптомы патологии

Существует ряд общих признаков заболевания. Симптомы антибактериального простатита:

  • болезненные ощущения разной интенсивности в паху, тазовой области;
  • боль, отдающая в поясницу;
  • нарушение мочеиспускания – частые походы в туалет с ощущением неполного опорожнения мочевого пузыря;
  • снижение либидо и ухудшение эрекции;
  • нарушение эякуляции, болезненность;
  • упадок сил, повышенная утомляемость;
  • психологические проблемы – депрессия, раздражительность.

Так как мужчина, страдающий от патологии, часто испытывает болезненность ночью, возникает еще одна проблема – нарушение сна. Это негативно отражается на психическом состоянии пациента.

Особенности течения болезни

Невоспалительный тип бактериального простатита протекает дольше и сложнее. Эта форма патологии имеет три стадии клинической картины:

  1. Оригинальная – отсутствие симптоматики или периодический слабый дискомфорт в паху. Редкие ночные приступы боли.
  2. Надорганная – боли в области брюшной полости и крестца. Процесс семяизвержения сопровождается болезненными ощущениями.
  3. Полисистемная – нарушение работы мочеполовой системы. Острая боль при мочеиспускании. Могут добавиться болевые ощущения при опорожнении кишечника.

При отсутствии лечения небольшой дискомфорт оригинальной стадии перерастет в синдром хронической тазовой боли.

https://dezir-clinic.ru/upload/blog/prostatit4.png

Диагностика

Обследование пациента, страдающего от признаков, характерных для абактериального простатита, комплексное. Диагностика включает:

  • опрос и осмотр уролога – сбор анамнеза;
  • пальцевое ректальное обследование предстательной железы;
  • общие анализы мочи и крови;
  • бакпосев на наличие/отсутствие бактерий;
  • забор образцов спермы и секрета предстательной железы для исследования на предмет болезнетворных организмов (метод трехстаканной пробы).

Ректальное обследование проводится не на первом осмотре уролога, а только после получения результатов анализа на возбудителя. Учитывается показатель лецитиновых зерен (норма – 10 млн на 1 мл секрета).

Дополнительные методы диагностики включают:

  • исследование мочевыводящих протоков;
  • световая микроскопия мазка;
  • анализ эякулята;
  • измерение скорости потока мочи – урофлоуметрия;
  • УЗИ мочевого пузыря.

Пациент сдает анализы каждые 10 дней в течение периода терапии. Только при отсутствии патогенных бактерий во время лабораторных обследований ставится диагноз абактериальный простатит.

При хронизации процесса потребуются консультации дополнительных специалистов – иммунолога, гастроэнтеролога и так далее.

https://dezir-clinic.ru/upload/blog/prostatit5.jpg

Лечение заболевания

Терапия патологии предстательной железы включает комплексную программу – от медикаментозного лечения до диеты и физических упражнений. После полного обследования и постановки диагноза уролог назначает оптимальную схему препаратов и дает рекомендации по питанию.

Медикаментозное лечение

Антибактериальная терапия используется при воспалительном процессе. Также антибиотики рекомендованы при хронических формах заболевания любой этиологии. Кроме того, бактериологическое исследование не всегда позволяет обнаружить абсолютно все патогенные микроорганизмы.

Медикаментозное лечение подразумевает назначение следующих препаратов:

  • антибиотики широкого спектра действия в форме инъекций;
  • препараты группы альфа-адреноблокаторов для снижения тонуса гладкой мускулатуры каналов уретры (с целью уменьшить болевые ощущения при мочеиспускании);
  • нестероидные противовоспалительные средства;
  • обезболивающие;
  • иммуномодулирующие препараты;
  • противоотечные;
  • средства растительного и натурального происхождения на основе пептидов.

Положительная динамика применения лекарственных средств наблюдается на 5 – 7 дней применения. Любые препараты нужно использовать только по назначению врача и согласно рекомендованной схеме.

https://dezir-clinic.ru/upload/blog/prostatit6.jpg

Физиотерапия

Дополнительные методики входят в программу лечения абактериального простатита:

  • грязевые и родоновые ванны;
  • электрофорез;
  • импульсная электротерапия;
  • гальванизация;
  • магнитотерапия;
  • УВЧ.

Лечение лазером дает очень высокий результат. Этот вид воздействия на предстательную железу считается одним из самых эффективных, так как сокращает количество рецидивов при хронических формах патологии.

Массаж простаты

Процедура направлена на удаление излишков жидкости, скопившейся в протоках предстательной железы. Такая методика позволяет:

  • избавиться от болезненных ощущений во время семяизвержения;
  • снять отек;
  • восстановить эректильную функцию;
  • очистить протоки при застое секрета.

Массаж нормализует кровообращение и насыщает клетки кислородом, что способствует ускоренной регенерации тканей. Также процедура способствует повышению эффективности применяемых препаратов, поскольку улучшает проницаемость.

Массаж простаты имеет ряд противопоказаний, поэтому его назначают не всем пациентам.

https://dezir-clinic.ru/upload/blog/prostatit7.jpg

Диета

Быстро устранить симптомы заболевания также помогает коррекция рациона. Следует отказаться от острой, соленой и копченой пищи на период лечения. В дальнейшем такие блюда придется ограничить, чтобы не допустить рецидива.

Рекомендовано употреблять в пищу больше морепродуктов, отварного нежирного мяса, овощи, зелень. Особую эффективность дает добавление в блюда петрушки и сельдерея. Семечки тыквы также благотворно влияют на нормализацию состояния простаты.

Важно! Употребление алкогольных напитков категорически запрещено!

ЛФК

Физическая нагрузка должна быть умеренной. Упражнения направлены на укрепление мышечных тканей пресса и тазового дна. Это помогает устранить застойные явления, привести в норму мужские половые функции.

При проблемах с эрекцией и семяизвержением рекомендуется регулярное выполнение зарядки Кегеля. Этот комплекс направлен на коррекцию мочеиспускания, контроль времени наступления оргазма, профилактику геморроя и так далее.

Источник: https://dezir-clinic.ru/blog/abakterialnyy-prostatit/

Хронический простатит, известный медицине боле ста лет, остаётся в настоящее время весьма распространённым, недостаточно изученным и пло-хо поддающимся лечению заболеванием. Он поражает мужчин преимущественно молодого и среднего возраста, то есть наиболее сексуально активных, нередко осложняется нарушением копулятивной и генеративной функций.

Очевидным является не только медицинское, но и социальное значение проблемы повышения эффективности диагностики и лечения хронического простатита.

В настоящее время хронический простатит рассматривается большинством специалистов как воспалительное заболевание инфекционного генеза с возможным присоединением аутоиммунных нарушений, характеризующееся поражением как паренхиматозной, так и интерстициальной ткани предстательной железы.

Сведения по эпидемиологии хронического простатита ограничены и противоречивы. По данным отечественных авторов им страдают от 8 до 35% мужчин в возрасте от 20 до 40 лет. Ведущий эксперт по данной проблеме J.С. Nickel (1999) полагает, что примерно 9% мужской популяции имеют проявления простатита, из них две трети обращаются за медицинской помощью.

Этиология, патогенез

Современная медицина не располагает углубленными и достоверными сведениями относительно причинных факторов и механизмов развития хронического простатита, особенно абактериального. Мы согласны с мнением, что в большинстве случаев хронического простатита его этиология, патогенез и патофизиология остаются неизвестны.

В настоящее время признаётся существование бактериального и абактериального простатита. Однако, остается неясным вопрос: может ли процесс быть исходно абактериальным или же заболевание, начавшись в результате проникновения инфекционных агентов в железу, в дальнейшем протекает без их участия, то есть проходит инфекционную и постинфекционную фазы. Очевидно, что нельзя отождествлять высеваемые из секрета простаты микроорганизмы с этиологическим фактором заболевания, поскольку в большинстве случаев эта флора является сапрофитной, относительно патогенной или следствием контаминации содержимым уретры.

Частота отдельных категорий простатита, по обобщенным данным литературы, составляет: острый бактериальный простатит – 5-10%, хронический бактериальный простатит – 6-10; хронический абактериальный простатит – 80-90%, включая простатодинию – 20-30% .
Наиболее авторитетные микробиологические исследования свидетельствуют о том, что в качестве причинного фактора хронического бактериального простатита наиболее часто выступают грамотрицательные микробы, грамположительные бактерии встречаются редко. Лишь к возможным причинным инфекционным агентам абактериального простатита большинство специалистов, изучавших этот вопрос, относят хламидии, уреаплазму, анаэробные бактерии, грибки, трихомонады.

Полагаем, что в нашей стране имеет место резко выраженная гипердиагностка урогенительного хламидиоза, микоплазмоза, вызванного в том числе его разновидностью – уреаплазмой, а также бактериального вагиноза (гарднереллёза). Подтверждением этому служат следующие доводы.

Очевидны трудности выявления указанных возбудителей и отсутствие полностью достоверных тестов. Некультуральные методы, которые с учетом доступности преимущественно используются в практике, имеют явно недостаточную надежность. Врачам нередко приходится испытывать неуверенность и неловкость при определении лечебной тактики в ситуациях, когда у пациента одними тестами идентифицированы возбудители инфекций, передающихся половым путём (ИППП), другими – нет; в одной лаборатории они обнаружены, в другой – нет, у одного из половых партнеров они выявлены, у другого – нет.

ИППП поражают у мужчин, в первую очередь и преимущественно, мочеиспускательный канал. Всё вышесказанное относится, главным образом, к уретриту. Еще более сложным является вопрос об этиологии хронических воспалительных поражений придаточных половых желез у мужчин. На сегодняшний день большинство зарубежных специалистов полагает, что хламидии, микоплазмы и трихомонады являются лишь вероятными этиологическими факторами хронического простатита. Причинная роль гарднерелл и вирусов абсолютно не доказана.

Два основных фактора определяют преувеличение роли указанных микроорганизмов в генезе хронических воспалительных поражений придаточных половых желез и бесплодия у мужчин. Первое заблуждение состоит в том, что обнаружив, допустим, хламидии в материале, полученном из уретры, делается заключение о хламидийной природе простатита. Второе – не учитывается вероятность контаминации эякулята и секрета простаты микрофлорой уретры.

В отечественной специальной литературе сформировалось устойчивое мнение о резистентности ряда возбудителей ИППП, в первую очередь, хламидий к антибактериальным препаратам. Это коренным образом отличается от точки зрения ведущих зарубежных специалистов. Одна из причин ложноположительной трактовки результатов исследований состоит в том, что после адекватного курса АБТ не происходит быстрой элиминации хламидий, их антигены и ДНК продолжают персистировать в мочеполовой системе до 3 недель. В этот период результаты иммунофлюоресцентных и иммуноферментных методов, а также полимеразная цепная реакция могут быть положительными. Иного рода заблуждение состоит в том, что естественное для любого хронического воспаления отсутствие быстрого или какого-либо клинического эффекта после АБТ трактуется как сохранение микробного агента.

Мы полагаем, что тревогу специалистов должны вызывать не только частота ИППП, но в не меньшей степени, гипердиагностика и преувеличение антибактериальной резистентности урогенитального хламидиоза, микоплазмоза, бактериального вагиноза, а также их роли в генезе воспалительных поражений придаточных половых желез и мужского бесплодия. Обусловленные этими ошибками длительные, повторные и абсолютно необоснованные курсы антибактериальной терапии, которые назначаются людям молодого возраста, причем, не только ложноинфицированным, но и их половым партнерам, — стали у нас повседневной практикой.

Наш ответ на вопрос «что делать?», с учетом сегодняшнего уровня знаний, состоит в следующем:

  • во-первых, ожидать создания и внедрения более надежных лабораторных методов выявления возбудителей ИППП, способствуя этому по мере возможностей;
  • во-вторых, считать правомочным диагноз урогенитального хламидиоза, микоплазмоза, уреаплазмоза при положительных результатах нескольких взаимодополняющих лабораторных тестов;
  • в-третьих, учитывать, что при наличии активного воспалительного процесса и отсутствии четких лабораторных данных о природе инфекционного агента, наиболее вероятным возбудителем уретрита и простатита являются хламидии. В подобных ситуациях проводить антибактериальную терапию, включающую 1 – 2 курса приема препаратов соответствующего спектра действия и затем общие и местные противовоспалительные воздействия.

Наиболее вероятным путём инфицирования простаты является восходящий или урогенитальный, учитывая высокую частоту сочетания уретрита и простатита. Возможны также лимфогенный (из прямой кишки и уретры), гематогенный и связанный с эндоуретральными манипуляциями пути проникновения возбудителя. Длительное время оставался дискутабельным вопрос о возможности инфицирования простаты микрофлорой мочи. R.S. Kirby et al. (1982), используя взвесь углерода, доказали существование мочевого рефлюкса в протоки простаты. При этом возможно не только инфицирование простаты, но и влияние мочи в качестве химического агента, способного вызывать и поддерживать абактериальный воспалительный процесс. Рефлюкс мочи в выводные протоки простаты был подтверждён W.L. Hellstrom et al. (1987), E.M. Meares (1992). Существует предположение, что он может возникать на фоне турбулентного движения мочи в простатическом отделе уретры из-за недостаточного раскрытия шейки мочевого пузыря различного генеза. Возможно, что именно данный рефлюкс является основным звеном патогенеза синдрома хронической тазовой боли.

Классические исследования по анатомии предстательной железы показали целесообразность её деления с учётом особенностей протоков, стромы и эпителия на центральную зону, расположенную краниально, и периферическую, расположенную каудально. Канальцы ацинусов центральной зоны впадают в уретру почти параллельно току мочи, а периферической – под прямым или острым углом. Это обстоятельство, по-видимому, определяет развитие воспалительного процесса преимущественно в периферической зоне простаты.
Имеется ряд факторов, которые расцениваются как предрасполагающие к развитию хронического абактериального простатита. К ним следует отнести: тесные сосудистые и лимфатические связи с другими органами; особенности строения простатических желёзок, затрудняющие их полноценный дренаж; влияния патологических изменений в тазовых органах и нервных структурах, приводящие к венозному стазу, нарушению микроциркуляции и вегетативной иннервации простаты (А.С. Сегал и соавт., 1983; М.И. Каплун, 1984; И.Ф. Юнда, 1987; В.Н. Ткачук и соавт., 1989, 1994; О.Л. Тиктинский, 1990; Н.А. Лопаткин, 1998; В.А. Молочков, И.И. Ильин, 1998; Н.И. Тарасов и соавт., 1999; О.Л. Тиктинский, В.В. Михайличенко, 1999; J.C. Nickel, 1999).

При хроническом абактериальном простатите нарушается барьерная функция простаты (снижается содержание цинка и лизоцима), страдают все звенья иммунитета: фагоцитарное, клеточное (снижение абсолютного и относительного показателей Т-лимфоцитов и их субпопуляции – Т-хелперов), гуморальное (нарастание содержания в секрете простаты антигеноспецифических иммуноглобулинов – Ig A и Ig G). Начавшись в качестве инфекционно-воспалительного процесса, дальнейшее упорное течение хронического простатита может поддерживаться за счёт аутоиммунных механизмов. Реальность существования аутоагрессии подтверждается обнаружением циркулирующих сывороточных аутоантител к ткани предстательной железы и отложением иммунных комплексов в пораженной ткани (И.И. Ильин, 1970, 1994; М.И. Ухаль, 1984; В.П. Чернышев, 1984; Г.Н. Дранник и соавт., 1986; Ю.Н. Ковалёв, 1987, 1995; Н.И. Тарасов и соавт., 1999).

Классификация, диагностика

Разными авторами, в том числе отечественными, предложено несколько классификаций хронического простатита.Наиболее распространённой за рубежом и, на наш взгляд, адекватной классификацией простатита в настоящее время является предложенная Национальным Институтом Здоровья США (NIH, 1995).

  1. Категория I. Острый бактериальный простатит.
  2. Категория II. Хронический бактериальный простатит.
  3. Категория III. Хронический абактериальный простатит.
  4. Категория III A. Синдром воспалительной хронической тазовой боли.
  5. Категория III B. Синдром невоспалительной хронической тазовой боли (простатодиния)
  6. Категория IV. Бессимптомный воспалительный простатит.
  7. Категория III B (синдром невоспалительной хронической тазовой боли)

мы ранее предлагали называть нейровегетативной простатопатией (1983), подразумевая поражение предстательной железы вследствие нарушения её иннервации и гемодинамики, имеющее сходную с хроническим простатитом симптоматику при отсутствии признаков воспаления. За последние годы появились сообщения, подтверждающие нашу точку зрения об определенной роли детрузорно-сфинктерной диссинергии, активизации симпатического звена вегетативной тазовой иннервации, а также неврозоподобных состояний в генезе синдрома хронической тазовой боли.

Полагаем, что данная классификация должна быть дополнена характеристикой активности воспалительного процесса: фаза активного воспаления, латентного и ремиссии.

В настоящее время наглядно проявляется стремление клинической медицины к максимальной объективизации и количественному выражению показателей, характеризующих состояние больного. Причём, это касается не только инструментальных и лабораторных исследований, но и сведений, имеющих субъективный характер. Одной из особенностей хронического простатита является скудность выявляемых патологических изменений. Основные критерии установления диагноза (данные пальпации простаты, лабораторных тестов и УЗИ) не имеют чёткой очерченности и общепризнанной трактовки. Очевидно, что особое значение приобретает выявление и объективизация жалоб больного хроническим простатитом, которые отличаются разнообразием, неопределенностью и психо-эмоциональной зависимостью.
Нами предложена (2001) система суммарной оценки симптомов хронического простатита (СОС-ХП).

Система включает ряд показателей (вопросов), касающихся наличия, выраженности и постоянства симптомов, а также качества жизни пациентов. В данной системе не предусмотрены вопросы, касающиеся копулятивных нарушений, поскольку они не имеют четко выраженной взаимосвязи с хроническим простатитом и подлежат самостоятельному анализу по шкале МКФ (О.Б. Лоран, А.С. Сегал, 1998). Заполненная пациентом анкета анализируется врачом. В первую очередь подсчитывается сумма набранных баллов по основным группам вопросов: боли и парестезии, дизурия и качество жизни. Затем определяется ИНДЕКС СИМПТОМАТИКИ (ИС-ХП) – сумма баллов, отражающих боль, дизурию и простаторею. Последним устанавливается КЛИНИЧЕСКИЙ ИНДЕКС хронического простатита (КИ-ХП) – сумма индекса симптоматики и индекса качества жизни. В зависимости от степени выраженности клинических проявлений КИ-ХП может быть подразделен на незначительный (0 – 10), умеренный (11 – 25) и выраженный (26 – 50). Таким образом, все клинические проявления хронического простатита могут быть представлены следующим цифровым рядом: Боль = ____. Дизурия = ____. Качество жизни = ____. Индекс симптоматики (ИС-ХП) = ____. Клинический индекс (КИ-ХП) = ____. Мы убедились, что разработанная система суммарной оценки симптомов при хроническом простатите (СОС-ХП) упрощает выявление и анализ жалоб больного, даёт возможность количественно оценить симптомы заболевания, получить суммарную объективную характеристику всего многообразия клинических проявлений заболевания у конкретного пациента, выразив их цифровым рядом. Она весьма эффективна для контроля динамики состояния больных и оценки результатов проводимой терапии.

На основании системного обзора литературы по проблеме диагностики и лечения хронического абактериального простатита за 1966-1999 гг., выполненного с учётом требований и принципов доказательной медицины (M. M. Collins, R. McDonald, T.J. Wilt, 2000), авторы пришли к заключению, что в настоящее время отсутствуют чёткие диагностические критерии хронического абактериального простатита, качество методологии низкое, а наиболее распространённые способы лечения – антибиотики и А1-адреноблокаторы требуют дальнейшего изучения и анализа.

Пальпация предстательной железы и исследование её секрета сохраняют первостепенное значение в диагностике хронического простатита.
Из лабораторных методов диагностики «золотым стандартом» остаётся классический тест E.M. Meares и T.A. Stamey (1968): сбор первой и второй порций мочи, получение секрета простаты путём массажа и затем – третьей порции мочи. Микроскопические и бактериологические показатели устанавливают наличие воспалительного процесса и его локализацию. Следует помнить, что отнюдь не каждый высеянный из секрета простаты или третьей порции мочи микроорганизм должен рассматриваться как этиологический фактор простатита, учитывая возможность контаминации материала микрофлорой уретры. Следовательно, диагноз хронического бактериального простатита устанавливается на основании результатов бактериологического исследования, только с его учётом возможно дифференцировать бактериальный и абактериальный простатит.

Установлен ряд физико-химических и биохимических изменений секрета простаты, способных служить дополнительными диагностическими критериями хронического простатита.
Возможности ультразвуковой сонографии в подтверждении диагноза хронического простатита ограничены. Урофлоуметрия является простым и надёжным способом определения состояния уродинамики у больных хроническим простатитом, она позволяет своевременно обнаружить признаки инфравезикальной обструкции, осуществлять динамическое наблюдение (Н.А. Лопаткин, 1998).
Считаем целесообразным выполнять уретроскопию всем больным с длительно текущим воспалительным процессом в предстательной железе. Эндоскопическое исследование подтверждает или отвергает сопутствующий уретрит и выявляет характерные для воспалительного поражения предстательной железы изменения слизистой простатического отдела уретры и семенного бугорка, которые имеют место, по нашим данным, примерно у 70% больных.
При подозрении на стриктуру уретры или склероз шейки мочевого пузыря выполняется уретроцистография. Пункционная биопсия предстательной железы остаётся, в основном, методом дифференциальной диагностики хронического простатита, рака предстательной железы и её доброкачественной гиперплазии.

Читайте так же  Левофлоксацин лечение простатита

Лечение

Следует признать, что в настоящее время отсутствуют в достаточной степени обоснованные подходы к терапии хронического абактериального простатита. Очевидно, что лечение должно быть направлено на нормализацию иммунного статуса, регрессию воспалительных изменений и восстановление функциональной активности простаты.

К основным принципам терапии можно отнести следующие:

  • воздействие на все звенья этиологии и патогенеза заболевания
  • анализ и учёт активности, категории и степени распространённости процесса
  • применение комплекса терапевтических мероприятий

Показания к проведению антибактериальной терапии (АБТ) хронического абактериального простатита должны быть ограничены случаями, когда имеются клинические, бактериологические и иммунологические подтверждения инфекции простаты («атипичные микроорганизмы»)

Вполне оправданным и патогенетически обоснованным является широкое использование у больных хроническим абактериальным простатитом нестероидных противовоспалительных препаратов, при этом особенно удачным представляется ректальный путь их введения.

Новым подходом к лечению хронического абактериального простатита является использование A1-адреноблокаторов; его предопределили следующие обстоятельства:

  • успехи этих препаратов в устранении симптоматики со стороны нижних мочевых путей, вызванной ДГПЖ;
  • наличие большого числа A1-адренорецепторов в предстательной железе и шейке мочевого пузыря;
  • концепция патогенеза заболевания, основанная на возникновении турбулентного тока мочи в простатическом отделе уретры из-за недостаточности раскрытия шейки мочевого пузыря;
  • описание рядом исследователей нарушения мочеиспускания при хроническом простатите весьма различного характера: от мочеиспускания при низких показателях внутрипузырного давления, – до повышенного внутрипузырного давления (А.В. Сивков, С.С. Толстова и соавт., 2000 и др.);
  • выявленное в ряде случаев хронического абактериального простатита повышение активности симпатического звена тазовой иннервации , включая α1— адренорецепторов.

Исходя из понимания механизма действия α1-адреноблаторов и описанных выше изменений, характерных для хронического абактериального простатита, становится ясным положительный эффект от применения данной группы лекарственных препаратов. При этом находит объяснение их способность воздействовать на отдельные звенья патогенеза заболевания и приводить к регрессии симптоматики.

Применение α1-блокаторов при хроническом абактериальном простатите, носившее вначале эмпирический характер, а затем всё более обоснованный, показало эффективность данного способа лечения и целесообразность его использования, особенно у больных с выраженными нарушениями мочеиспускания. Срок лечения – от 1 до 6 месяцев. При этом они могут использоваться как в качестве монотерапии, так и в сочетании с другими лекарственными препаратами и способами лечения (D.E. Osborn et al., 1981; J.J. de la Rosette et al., 1992; D.E. Neal, T.D. Moon, 1994; G.A. Barbalis et al., 1998; А.С. Сегал и соавт., 2000; В.Н. Ткачук, 2000; В.Н. Ткачук, С.Х. Аль-Шукри и соавт., 2000; А.В. Сивков и соавт., 2002).

Анализ литературы свидетельствует, что эффективность α1-адреноблокаторов при хроническом простатите составляет от 48 до 80 %, а суммарный положительный результат равен 64 % ( J.J. Rosette et. al., 1992).
Из средств растительного происхождения, хорошо зарекомендовавших себя при хроническом простатите, следует отметить отечественный препарат простанорм, предложенный нами совместно с сотрудниками ВИЛАР. Он состоит из экстрактов четырёх достаточно изученных лекарственных растений (солодка, золотарник, зверобой, эхинацея), каждое из которых обладает нормализующим действием на отдельные звенья патогенеза хронического абактериального простатита. Наш длительный опыт применения простанорма свидетельствует о его высокой эффективности и отсутствии побочных явлений.

Полагаем, что в большинстве случаев хронического простатита необходимо уделить внимание нормализации психического статуса больного, используя как лекарственные средства, так и рациональную психотерапию.
Хотим отметить, что, разделяя тенденции современной медицины, требующие доказательного подхода при выборе методов диагностики и лечения, мы весьма сдержанно относимся к широкому использованию ряда появившихся в последние годы лекарственных препаратов, в том числе – иммунокорректоров отечественного производства.
Отечественными урологами значительно шире, чем зарубежными, для лечения синдрома хронической тазовой боли используются разнообразные физиотерапевтические воздействия. Их выбор является индивидуальным.

Наряду с большинством отечественных и зарубежных урологов мы полагаем, что пальцевой массаж предстательной железы может и должен применяться при хроническом простатите с учётом известных показаний и противопоказаний.
Отдельная задача – лечение или коррекция возникающих вследствие хронического простатита или на его фоне нарушений генеративной и копулятивной функций. Мы, как и большинство специалистов в настоящее время, не усматриваем органической связи между хроническим простатитом и эректильной дисфункцией. Их терапию рекомендуем проводить параллельно или последовательно по самостоятельным программам. При этом очевидно, что невозможно эффективно лечить синдром хронической тазовой боли, не нормализовав сексуальную функцию пациента.

Литература

1. Крупин В.Н. Урология.- 2000.- № 5.- С. 20-2.
2. Лопаткин Н.А.( ред.) Руководство по урологии. М. 1998.- Т.2 — С.393 — 440.
3. Лоран О.Б., Сегал А.С. Материалы Х Российского съезда урологов. Москва. — 2002. — С. 209-222.
4. Сивков А.В., Толстова С.С., Егоров А.А и др. Материалы Всеросс. конференции «Современные аспекты диагностики и лечения хронического простатита». Курск. — 2000. — С. 145-6.
5. Тиктинский О.Л., Михайличенко В.В. Андрология. 1999. — С.109-223.
6. Ткачук В.Н. Современные методы лечения больных хроническим простатитом. Пособие для врачей. – С-Пб.-2000.

Источник: http://au-health.ru/listview.php?part=39&nid=378

Хронический простатит (ХП) является самым распространенным урологическим заболеванием у мужчин моложе 50 лет и третьим по частоте урологическим диагнозом у мужчин старше 50 лет (после доброкачественной гиперплазии и рака простаты), составляя 48 % амбулаторных визитов к урологу. С возрастом частота заболевания увеличивается и достигает 61–73 %. Влияние этого заболевания на качество жизни сопоставимо с инфарктом миокарда, стенокардией, что обуславливает также и значительные психологические и социальные проблемы у мужчин трудоспособного возраста больных простатитом
При определении относительной частоты выявления разных форм хронического простатита большинством специалистов было показано, что на долю хронического бактериального простатита (ХБП) приходится 5–15 % случаев заболевания, в то время как на долю воспалительного синдрома хронической тазовой боли приходится 60–65 % случаев, а около 30 % составляют больные с невоспалительным синдромом хронической тазовой боли. Большинство пациентов с ХП страдают от так называемых симптомов нижних мочевых путей, оказывающих порой значительное отрицательное влияние на качество их жизни.
Ключевое положение в реализации возможного патологического процесса занимают местные нарушения кровообращения, в первую очередь застойные явления в малом тазу. Считается аксиомой, что всякая конгестия предстательной железы предрасполагает к ее воспалению.

Согласно общепринятой классификации выделяют четыре категории простатита:
I – острый простатит (острая инфекция предстательной железы)
II – хронический бактериальный простатит (ХБП, хроническая инфекция предстательной железы, характеризующаяся рецидивирующей инфекцией мочевых путей)
III – хронический простатит/cиндром хронической тазовой боли
IIIА – воспалительный синдром хронической тазовой боли (абактериальный простатит);
IIIВ – невоспалительный синдром хронической тазовой боли (простатодиния);
IV – бессимптомный воспалительный простатит.
Наиболее часто в урологической практике встречаются пациенты с заболеванием категории IIIА и IIIВ. Для них характерны рецидивы в холодное время года, факторы, способствующие застою секрета в ацинусах простаты, а также венозной крови и лимфы, спастические и атонические состояния кишечника.
С позиции патологической анатомии, простатит определяется повышением количества воспалительных клеток в паренхиме предстательной железы. Наиболее частым признаком воспаления является лимфоцитарная инфильтрация в строме предстательной железы. Интенсивность воспалительного процесса значительно варьирует от присутствия отдельных лимфоцитов до наличия плотных лимфоидных узелков. Инфильтрация лимфоцитов в строму часто сопровождается воспалением околожелезистой ткани. Пласты или узелки лимфоцитов и отдельных плазматических клеток видны в фиброзно-мышечной строме без видимой связи с протоками и дольками. Гистологические характеристики, связанные с хроническим простатитом, также включают в себя изменение архитектоники желез, фокальное разрушение эпителия, утрату эпителием секреторной активности, а также гиперхромазию и полиморфизм ядер эпителиальных клеток, сопровождающиеся усилением цитоплазматической базофилии.
Наиболее распространенными этиологическими агентами ХБП являются представители семейства грамотрицательных бактерий Enterobacteriaceae, которые попадают из желудочно-кишечного тракта. Наиболее часто – это штаммы Escherichia coli, которые обнаруживаются в 65 % – 80 % случаев инфекций. Pseudomonas aeruginosa, виды Serratia, виды Klebsiella и Enterobacter aerogenes, а также Acinetobacter spp. выявляются в оставшихся 10–15 %. Энтерококки составляют от 5 % до 10 % подтвержденных инфекций простаты.
При развитии воспалительного процесса в предстательной железе, она утрачивает свою защитную функцию и превращается в постоянно или длительно действующий очаг инфекции. Этим можно объяснить, что при хроническом простатите весьма часто наблюдается – везикулит (воспаление семенных пузырьков), орхиэпидидимит (воспаление яичек и их придатков), которые в конечном итоге могут привести к бесплодию
Целью терапии хронического простатита должно быть устранение инфекционного агента, нормализация иммунного статуса, регрессия воспалительного процесса и восстановление функциональной активности простаты. Поэтому комплексное лечение больных ХП должно включать : антибактериальную терапию, симптоматическое лечение для устранения ведущих проявлений болезни, патогенетическую терапию, которая включает целый спектр препаратов: восстанавливающих микроциркуляцию в ПЖ и дренаж простатитических желез по выводным протокам, нормализующих мочеиспускание, стабилизирующих иммунную и гормональную систему, профилактику избыточного образования фиброзной ткани, физиотерию.
Развитие современной медицинской науки приводит к появлению ряда новых принципов и методов лечения ХП.
Одним из перспективных направлений в лечении заболеваний предстательной железы, в данном случае простатита, можно назвать применение препаратов сверхмалых доз антител. Это обусловлено комплексным характером воздействия на основные патогенетические механизмы возникновения и протекания простатита, отсутствием токсического влияния, их безопасностью в использовании. Таким препаратом является Афала (сверхмалые дозы антител к простат- специфическому антигену (ПСА).
Действие препарата основано на модуляции физиологической активности эндогенного ПСА. Являясь протеолитическим ферментом, ПСА может усиливать процессы воспаления В частности А.В. Шангичев, М.И. Коган, И.И. Белоусов (2008) при определении биохимических маркеров воспаления при ХАП отмечают , что развитие ХАП происходит на фоне дисбаланса в системе протеиназы-ингибиторы и отмечают увеличение суммарной активности протеиназ в эякуляте на 65, 38%.
Косвенным подтверждением участия ПСА в процессе воспаления являются данные итальянских ученых (Giuseppe Penna, Nicola Mondaini и др. 2003), которые доказали, что концентрация интерлейкин-8-продуцирующих клеток в эякуляте позитивно коррелирует со шкалой симптомов и уровнем ПСА у пациентов с хроническим простатитом.
Доказано, что Афала нормализует обменные процессы в предстательной железе, повышает концентрацию цинка (в 4 раза), снижает проявления асептического воспаления, уменьшает отёк и нормализует функциональное состояние предстательной железы, что и явилось основанием для применения этого препарата у больных хроническим простатитом.
По данным исследования проф. Ткачука В.Н.( Урологическая клиника Санкт-Петербургского государственного медицинского Университета) Афала является принципиально новым патогенетическим средством для лечения больных хроническим абактериальным простатитом, значительно снижающим болевой синдром, оказывающим положительное действие на расстройства акта мочеиспускания, заметно улучшающим качество жизни больных, способствующим нормализации кровотока в предстательной железе и уменьшению или исчезновению отёка этого органа, повышающим подвижность сперматозоидов в эякуляте и улучшающих половую функцию больных хроническим абактериальным простатитом.
Группа практических врачей Д.В. Ноздрачев, Р.Н.Ноздрачева, В.Ю. Крюков. Провели собственное исследование, опираясь на опыт лечения хронического простатита и мужского фактора бесплодия с применением препарата Афала.
Целью исследования являлось определение влияния Афалы на состояние репродуктивной системы. Поэтому критериями оценки эффективности были улучшение показателей спермограммы, изменение параметров ТРУЗИ (размеры и симметричность семенных пузырьков), уменьшение степени обсемененности спермы, изменение оценки по шкале симптомов хронического простатита.
Под нашим наблюдением находилось 140 больных с хроническим бактериальным простатитом, мужчины в возрасте от 20 до 35 лет, с диагнозом хронический простатит, у которых имелись боли в области малого таза и/или промежности, дизурические явления, продолжительностью не менее 3 месяцев.
Нами проведено клиническое обследование и оценка состояния пациентов : (сбор общего и сексуального анамнеза, осмотр, пальпаторное исследование предстательной железы), лабораторное (биохимические показатели крови: креатинин, мочевина, анализ секрета предстательной железы, спермограммы), специальное лабораторное (эякулят, бактериальное исследование секрета предстательной железы), ТРУЗИ предстательной железы, объем остаточной мочи, урофлоуметрия, уровень тестостерона, анкетирование по шкале оценки симптомов хронического простатита.
У обследуемых пациентов наиболее частым возбудителем, высеянным из секрета предстательной железы, был Staphylococcus ahaemoliticus(29,1 %). Кроме того, выявляли Streptococcus аhaemoliticus (12,5 %), Klebsiella (8,3 %), Streptococcus faecalis (8,3 %), E. coli (4,2 %), Pseudomonas (4,2 %), Staphylococcus epidermidis (14,2 %), Alcaligenes faecalis (4,2 %).
В исследование были включены пациенты клинические параметры которых отвечали следующим показателям:
1) Сумма баллов симптоматики болезни по Международной шкале в среднем составила 13,9 ± 2,1 при колебании этого показателя( от 10 до 17 баллов);
2) Индекс оценки качества жизни QOL составил в среднем 3,8 ± 0,4;
3) Значение максимальной скорости потока мочи (Q max) по данным урофлоуметрии была равной 9,3 ± 0,9 мл/с при колебании этого показателя (от 6 до 13 мл/с);
4) Количество остаточной мочи в мочевом пузыре в среднем составило 65,5 ± 12,9 мл при колебании этого показателя ( от 36 до 80 мл);
5) Объем предстательной железы в среднем составил 31,5 ± 2,5 см3.
6) Уровень тестостерона в среднем составил 4,1 ± 1,2 нг/мл при колебании этого показателя ( от 3,5 до 8,3 нг/мл.)
Для объективной оценки пациенты были разделены на 2 группы одинаковые по возрасту клиническим проявлениям заболевания:
I группу – 76 пациентов, которые получали стандартное этиопатогенетическое лечение, проводимое при хроническом простатите;
II группу составили 64 пациента, которые дополнительно получали сублингвально по 2 таблетки Афалы 2 раза в день.
Комплексная терапия продолжалась 4 месяца, антибактериальная терапия проводилась с учетом результата посева эякулята.
Через 30 и 60 дней оценивались результаты: уровень тестостерона, данные по шкале симптомов хронического простатита, ТРУЗИ простаты и семенных пузырьков, бактериальный спектр эякулята и показатели спермограммы.
Результаты лечения продемонстрировали выраженное позитивное влияния препарата Афала на качество спермы у пациентов. До начала лечения по данным спермограммы у всех пациентов были различные нарушения — астенозооспермия, олигозооспермия, тератозооспермия, некрозооспермия, азооспермия, аспермия. После 4 недель лечения у 30 (61,1 %) пациентов I группы и у 50 (87,8 %) пациентов II группы отмечалось улучшение показателей спермограммы. Через 60 дней улучшение показателей спермограммы во II группе было у 58 (96,1 %) пациентов, в то время как у 28 (58,3 %) пациентов I группы вновь отмечалось ухудшение. Таким образом, продолжение приема афалы в составе комплексной терапии до 60 дней позитивно влияло на качество спермы, в то время как в группе стандартной терапии показатели спермограммы к 60-му дню ухудшились по сравнению с показателями 30 дня наблюдений.(Рис. 1)
Через 30 дней лечения у пациентов в I группе сохранялся повышенный титр микрофлоры, в среднем — 104 КОЕ/мл, во II группе — 102 КОЕ/мл. Через 60 дней видовой спектр микроорганизмов при посеве эякулята в первой группе был представлен: Staphylococcus haemolyticus — 46,11 %, Enterococcus faecalis — 21,58 %, Corynebacterium seminale — 19,18 %, Micrococcus lylae — 11,2 %; титр составил не более 104 КОЕ/мл. У пациентов II группы видовой состав микрофлоры выглядел следующим образом: Staphylococcus haemolyticus  — 38,54 %, Enterococcus faecium — 32,13 %, Micrococcus lylae — 7,99 %, с титром не более 102 КОЕ/мл.
По данным ТРУЗИ семенных пузырьков через 30 дней лечения наблюдалась их асимметрия, кистозные изменения у 24 (92,2 %) пациентов I группы и у 8 (28,5 %) во II группе; через 2 месяца восстановились симметричность и однородность семенных пузырьков у 5 (19,3 %) пациентов первой группы и у 22 (78,6 %) во второй группе. Стандартное лечение незначительно повлияло на состояние семенных пузырьков, в то время как добавление афалы в комплексную терапию по эффекту воздействия в 9 раз превосходило показатели в группе стандартной терапии через 30 дней и в 4 раза через 60 дней. (Рис. 2)
Оценивая копулятивную функцию, мы особое внимание обращали на вопросы 1, 2, 4 шкалы симптомов хронического простатита, а не только на общее количество баллов.
Следует отметить, что включение афалы в схему терапии позволило нормализовать акт мочеиспускания максимальная скорость потока мочи возросла с 10,9 ± 2,2 мл/с до 17,8 ± 1,2 мл/с (р < 0.01).
Улучшение микроциркуляции снижало отек предстательной железы, быстро уменьшало болевой синдром, к 10 дню только у 12 пациентов сохранился невыраженный болевой синдром, а через 30 дней после начала исчез полностью.
Была отмечена достаточно быстрая нормализация эхоструктуры предстательной железы на фоне лечения Афалой, которая к концу курса терапии наступила у 62 (98 %) пациентов. (Рис. 3)
Уменьшение объема предстательной железы в среднем на 4,6 см3 следует объяснить уменьшением или исчезновением отека этого органа и нормализацией микроциркуляции в предстательной железе.
На фоне терапии хронического простатита с включением препарата Афала не было отмечено негативных явлений . Прием Афалы не оказывает влияния на другие органы и системы, не угнетает потенцию и не снижает либидо. Отсутствие сонливости, головокружения и мышечной слабости позволяет управлять транспортом и выполнять работу , требующую умственного напряжения во время лечения Афалой .
Высокий профиль безопасности препарата Афала подтверждает опыт практикующих врачей. В частности, по данным Ю.Г. Чижова врача уролога Пермского краевого госпиталя для ветеранов войн отмечена высокая безопасность препарата Афала в лечении больных хроническим абактериальным простатитом.
На базе поликлиники ГУЗ ПКГВВ Чижовым Ю.Г. был сделан анализ эффективности лечения препаратом Афала и а-адреноблокатором (доксазозин) в комплексном лечении хронического простатита IIIВ категории с использованием физиотерапевтических процедур на аппарате «Ярило».(Для лечения синдрома хронической тазовой боли используются разнообразные физиотерапевтические воздействия. Их выбор является индивидуальным.)
Применение α1-блокаторов при хроническом абактериальном простатите, носившее вначале эмпирический характер, сейчас является основным у пациентов с нарушением мочеиспускания при ХП. Использование альфа-адреноблокаторов помогает увеличить промежутки между рецидивами хронического простатита. Срок лечения обычно от 1 до 6 месяцев. При этом они могут использоваться как в качестве монотерапии, так и в сочетании с другими лекарственными препаратами и способами лечения (А.С. Сегал и соавт., 2000; В.Н. Ткачук, 2000; В.Н. Ткачук, С.Х. Аль-Шукри и соавт., 2000; А.В. Сивков и соавт., 2002). Однако нежелательные явления, возникающие при их приеме, заставляют пациентов отказываться от лечения. Поэтому у пациентов зрелого возраста с отягощенным анамнезом был выбран препарат Афала в качестве безопасной альтернативы лечения ХП.
Перед началом лечения всем больным проводилось исследование: полное физикальное обследование с ректальным осмотром, общеклинические исследование, соскоб со слизистой мочеиспускательного канала, микроскопия секрета простаты с определением в поле зрения числа лейкоцитов, лецитиновых зерен, наличие эпителия и микрофлоры, ПЦР диагностика (ВПГ 1 и 2 типов, ЦМВ, Chlamidia trachomatis), УЗИ мочеполовой системы, ПСА крови.
Оценка жалоб пациентов по системе NIH – CPSI имела умеренную степень выраженности симптоматики (от 15  до 29 баллов ).
Основные жалобы у всех больных на дизурические расстройства, чувство дискомфорта внизу живота и промежности.
Оценка состояния проводилось в двух группах больных с диагнозом хронический абактериальный простатит (IIIВ категория) в течении 2,5 – 3 месяцев.
1 группа пациентов 31 человек (ср.балл 16,4) принимали препарат Афала 2 таблетки по 2 раза в день в течении 8 -10 недель (в среднем 63 дня ±7 дней).
2 группа – 28 человек (ср.балл 18,2) принимала препарат доксазозин в дозе 2 – 4 мг в течении 9 – 12 недель (в среднем 74 дня ±10 дней).
Возрастная категория пациентов занимала диапазон 37 – 59 лет (в среднем 46 ±6,8 года) пациенты имели сопутствующую неврологическую, соматическую патологию по поводу чего принимали соответствующую терапию.
Применение препаратов происходило на фоне лечения электролазеротерапевтическим комплексом «Ярило» 10 – 15 процедур всем пациентам.
К концу лечения были получены следующие результаты: в 1 группе жалобы по шкале NIH – CPSI снизились в среднем на 6,8 пунктов. Субъективно пациенты отмечали нормализацию мочеиспускания, исчезновения дискомфорта внизу живота и промежностей, улучшение общего самочувствия.
Пациенты не отмечали никаких побочных эффектов при приеме препарата Афала, отказов от продолжения лечения не было.
Во 2–ой группе жалобы по шкале NIH – CPSI снизились в среднем на 7,6 пунктов. Так же отмечалось уменьшение дизурических расстройств, исчезновение дискомфорта внизу живота и промежности. Однако, в ходе лечения 6 пациентам пришлось отказаться от продолжения лечения доксазозином в связи с появлением побочных эффектов действия препарата: снижения АД, слабости, вялости, головокружение, снижение работоспособности.
Таким образом , можно отметить высокую эффективность терапии ХАП как в группе пациентов , принимающей афалу так и доксозазин. (Рис. 4)
При оценке качества и эффективности лечения были сделаны выводы о клинически-значимом улучшении самочувствия пациентов (снижение симптомов в среднем на 4,8 пунктов) при полном отсутствии побочных эффектов при применении препарата Афала у больных хроническим простатитом III В категории в сравнении с а-адреноблокатором (доксазозин), где так же значимо отмечалось улучшение самочувствие пациентов
(в среднем 6,2 пунктов), но с высоким процентом осложнений (21,4 %), заставивших отказаться от продолжения лечения.
Наше исследование показало, что эффективность препарата Афала при устранении симптомов нижних мочевых путей у мужчин больных хроническим простатитом III В категории препаратом Афала сопоставима с действием а-адреноблокатора, при полном отсутствии нежелательных эффектов.
Выводы:
Проблема хронического простатита является актуальной в связи с ростом заболеваемости и трудностями в подборе терапии.
1. Наши клинические исследования показывают перспективность эффективного лечения хронического простатита с применением препарата Афала.
2. Афала оказывает выраженное действие, нормализующее качество спермы (в отличие от стандартной терапии)
3. Афала способствует быстрому и эффективному восстановлению структуры семенных пузырьков у мужчин, страдающих простатитом
4. Включение афалы в схему комбинированной терапии ХП уменьшает выраженность болевого синдрома, действие препарата характеризуется высокой скоростью наступления эффекта.
5. Препарат может быть также рекомендован в качестве одного из компонентов комплексной терапии хронического простатита у больных репродуктивного возраста для улучшения показателей спермограммы.
6. По эффективности лечения синдрома нижних мочевых путей действие афалы сопоставимо с альфа- адреноблокаторами .
7. При терапии хронического простатита препаратом Афала у пациентов не возникает нежелательных явлений и отказов от лечения.

Читайте так же  Симптомы простатита

Источник: http://www.poliklin.ru/article201006LO_128-131.php

В основу настоящего исследования положены материалы обследования и лечения 48 больных хроническим простатитом, у 9  (39,4%) из них был выявлен хронический бактериальный простатит, а у 39 (60,6%) – хронический абактериальный простатит. Контрольную группу составили 20 здоровых мужчин в возрасте от 15 до 19 лет, не страдавших хроническим простатитом ни в момент обследования, ни в анамнезе. Все наблюдаемые нами больные хроническим простатитом в зависимости от методов лечения были разделены на 2 группы. В первую группу были включены 23 (47,9%) больных хроническим простатитом, которые после первичного обследования и установления диагноза получали в течение 3-4 недель антибиотики фторхинолонового ряда + витапрост. Вторую группу составили 25 (52,1%) больных хроническим простатитом, которые одновременно с антибиотиками фторхинолонового ряда в течение 4 недель получали лечение биологической обратной связью мыщц тазового дна.

Возраст наблюдаемых нами больных хроническим простатитом при первичном обследовании и установлении диагноза колебался от 15 до 19 лет  и в среднем составил 17,6±1,1 лет.

Длительность заболевания хроническим простатитом до выполненного нами обследования составила от 3 месяцев до 1,2 лет и в среднем была равной 0,8±0,7 лет. При этом необходимо отметить, что не всегда больные хроническим простатитом дают правильную оценку первым симптомам болезни, а поэтому о давности заболевания у многих из них можно было судить лишь приблизительно. Вместе с тем многие больные длительно имели различные симптомы хронического простатита, однако к врачу не обращались, а поэтому и не лечились.

Так, общий показатель симптоматики у больных ХБП составил 29,9 баллов, а у больных ХАП – 36,0 баллов, то есть на 6,1 баллов больше, показатель дизурии – 8,7 баллов и 13,9 баллов, то есть на 5,2 балла больше, показатель болевого синдрома – 11,3 балла и 11,6 балла (на 0,3 балла больше), а качество жизни – 9,9 балла и 10,5 балла (на 0,6 балла больше) на таблице №5.Все субъективные симптомы заболевания чаще были выявлены у больных хроническим абактериальным простатитом, чем у больных хроническим бактериальным простатитом. Так, дизурия была выявлена у 65,1% больных ХБП, но у 88,3% больных ХАП (р<0,001), болевой синдром – у 66,0% и 81,0% соответственно (р<0,01), половые расстройства – у 43,4% и 55,2% соответственно (р<0,05), нарушение эякуляции – у 29,2% и 50,3% соответственно (р<0,001), психосоматические расстройства – у 67,9% и 98,1% соответственно (р<0,001).

Одним из показателей, характеризующих степень активности воспалительного процесса в предстательной железе, является количество лейкоцитов в эякуляте или в секрете предстательной железы. Оказалось, что у 14,7% больных хроническим абактериальным простатитом количество лейкоцитов не превышало 5 в поле зрения, у63,2%составило от 6 до 20 лейкоцитов в поле зрения, и только у 22,1% пациентов – от 21 до 50 в поле зрения. У 20,7% больных хроническим бактериальным простатитом количество лейкоцитов в эякуляте или в секрете предстательной железы было равным 6-20 в поле зрения, у 9,4% – 21-50 в поле зрения, у 21,7%больных колебалось от 51 до 100 в поле зрения, а у 48,1%больных было более 100 в поле зрения.

У всех больных хроническим бактериальным простатитом в эякуляте или секрете предстательной железы были выделены различные микроорганизмы. Наиболее часто у больных выделяли Escherichiacoli в монокультуре (у 44,3% пациентов) или в ассоциации с другими микроорганизмами (у 12,3% пациентов).

Для объективной оценки расстройств акта мочеиспускания у наблюдаемых нами больных хроническим простатитом, кроме Международной шкалы NIH-CPSI, мы использовали рекомендованную ВОЗ шкалу симптомов расстройств акта мочеиспускания IPSS, показатели урофлоуметрии, а у части больных – и комбинированное уродинамическое исследование «давление-поток». При оценке расстройств акта мочеиспускания по Международной шкале IPSS оказалось, что у больных хроническим бактериальным простатитом средний суммарный бал симптоматики был равным 13,2±2,0, тогда как у больных хроническим абактериальным простатитом – 9,9±1,7 баллов (р<0,05).  Следовательно,  расстройства акта мочеиспускания у больных хроническим бактериальным простатитом были более выраженными, чем у больных хроническим абактериальным простатитом, хотя и встречались у них несколько реже у 65,1% больных, чем у пациентов, страдающих хроническим абактериальным простатитом, у которых дизурия была выявлена у 88,3% больных (р<0,01). Максимальная объемная скорость мочи у больных хроническим бактериальным простатитом в среднем составила 11,4±0,7 мл/с, а у больных хроническим абактериальным простатитом – 14,2±0,9 мл/с (р<0,05), что также свидетельствует о том, что у больных хроническим бактериальным простатитом степень нарушения акта мочеиспускания была более выраженной, чем у больных хроническим абактериальным простатитом.

Всем пациентам были проведены уродинамические исследования; свободная урофлоуметрия, для записи максимальной скорости потока мочи (Qmax), и оценки на наличия стаккатного мочеиспускания

Видно что, все уродинамические переменные  имели значительные различия (P<0,05), за исключениемрастяжимости мочевого пузыря (P = 0,946). Вышеуказанные показатели уродинамики показали наличие стакаттного (прерывистого) мочеиспускания и функциональной тазовой дисфункции у подростков с хроническим простатитом.

Все наблюдаемые нами больные были подвергнуты комплексному обследованию в динамике: до лечения, после окончания терапии и спустя 6 и более месяцев после завершения лечения. Минимальный срок наблюдения за больными хроническим простатитом после завершения лечения составил 6 месяцев.У здоровых подростков пиковая систолическая скорость кровотока в артериях колебалась от 9,49 см/с до 14,07 см/с и в среднем составила 12,38±0,91 см/с, линейная скорость кровотока в венах – от 4,42 см/с до 5,83 см/с и в среднем составила 4,98±0,35 см/с. Индекс резистентности артерий в норме колебался от 0,57 до 0,68 и в среднем составил 0,64±0,07 усл. ед., плотность сосудистого сплетения у здоровых мужчин колебалась от 1,89 сосуд/см2 до 2,32 сосуд/см2 и в среднем составила 2,15±0,26 сосуд/см2, а объемный кровоток колебался от 0,027 л/мин до 0,033 л/мин и в среднем составил 0,031±0,005 л/мин.

При изучении состояния микроциркуляции в предстательной железе при первичном обследовании больных хроническим простатитом оказалось, что до лечения кровоток в предстательной железе был нарушен как у больных хроническим бактериальным простатитом, так и у пациентов, страдающих хроническим абактериальным простатитом. Так, пиковая систолическая  скорость кровотока в артериях была снижена до 9,24±0,49 см/с у больных ХБП (р1<0,01) и до 8,65±0,35 см/с у больных ХАП (р2<0,01), тогда как этот показатель у здоровых мужчин был равным 12,38±0,91 см/с. Линейная скорость кровотока в венах была снижена до 3,63±0,12 см/с у больных ХБП (р1<0,01) и до 3,27±0,14 см/с у больных ХАП (р2<0,01), а у здоровых мужчин составила 4,98±0,35 см/с. Средняя линейная скорость кровотока в сосудах предстательной железы у больных ХБП до лечения составила 6,41±0,26 см/с (р1<0,05), у больных ХАП – 6,03±0,31 см/с (р2<0,01), а у здоровых мужчин – 8,07±0,57 см/с. Индекс резистентности соответственно составил 0,73±0,04 усл. ед. (р1<0,05), 0,82±0,05 усл. ед. (р2<0,05) и 0,64±0,07 усл. ед.; пульсационный индекс – 1,19±0,09 усл. ед. (р1<0,05), 1,25±0,07 усл. ед. (р2<0,01) и 1,02±0,05 усл. ед. Диастолическая скорость кровотока у больных ХБП была снижена до 3,04±0,51 см/с (р1<0,01), у больных ХАП – до 2,47±0,33 см/с (р2<0,01), а у здоровых мужчин составила 4,26±0,46 см/с. Плотность сосудистого сплетения у больных ХБП была снижена до 1,29±0,16 сосуд/см2 (р1<0,01), у больных ХАП – до 1,09±0,08 сосуд/см2 (р2<0,01), тогда как у мужчин контрольной группы составила 2,15±0,26 сосуд/см2. Объемный кровоток в предстательной железе у больных ХБП был снижен до 0,018±0,003 л/мин (р1<0,001), у больных ХАП – до 0,011±0,002 л/мин (р2<0,001), а у здоровых мужчин составил 0,031±0,005 л/мин.Все это свидетельствовало о наличии выраженных нарушений кровообращения в предстательной железе у больных хроническим простатитом. От артерий здоровых подростков артерии пациентов, страдающих хроническим простатитом, отличались более высокой резистентностью (0,73-0,82 усл. ед.), тогда как у здоровых этот показатель составил 0,64 усл. ед., а, следовательно, большей ригидностью и меньшей эластичностью стенок. Объемный кровоток в предстательной железе у больных хроническим простатитом был уменьшен в 1,7-2,7 раза (0,018-0,011 л/мин) по сравнению со здоровыми (0,031 л/мин). У больных хроническим простатитом скорость кровотока в артериях предстательной железы была снижена в 1,5-1,3 раза (до 8,65-9,24 см/с) по сравнению со здоровыми (12,38 см/с), а в венах – в 1,6-1,4 раза (до 3,27-3,63 см/с) по сравнению с мужчинами контрольной группы (4,98 см/с). У больных хроническим простатитом увеличивается до 1,19-1,25 усл. ед. пульсационный индекс в сосудах предстательной железы, тогда как у здоровых мужчин он был равным 1,02 усл. ед.

При этом необходимо отметить, что нарушение микроциркуляции в предстательной железе у больных хроническим абактериальным простатитом было выражено более существенно, чем у больных хроническим бактериальным простатитом. Так, скорость кровотока в артериях предстательной железы у больных хроническим абактериальным простатитом была снижена до 8,65±0,35 см/с, а у больных хроническим бактериальным простатитом – до 9,24±0,49 см/с, скорость кровотока в венах – до 3,27±0,14 и 3,63±0,12 см/с, объемный кровоток в предстательной железе – до 0,011±0,002 л/мин и 0,018±0,003 л/мин и т.д. Это вполне понятно, так как основным патогенетическим фактором развития хронического абактериального простатита является именно нарушение микроциркуляции в предстательной железе.

После первичного обследования и установления диагноза больные первой группы, страдавших хроническим бактериальным простатитом, в течение 4 недель получали в идее монотерапии один из антибиотиков фторхинолонового ряда: 12 больных – таривид по 400 мг 2 раза в сутки, 15 больных – нолицин по 400 мг 2 раза в сутки, 13 больных – левофлоксацин по 250 мг один раз в сутки. Положительный бактериологический эффект после завершения лечения был отмечен только у 55,0% больных этой группы. Симптоматического улучшения удалось достичь у 70,0% больных этой группы. После завершения лечения (к концу 4-й недели лечения) субъективные симптомы хронического бактериального простатита снизились в 2 раза (с 29,9 до 15,1 баллов), однако продолжали беспокоить больных не только к концу лечения, но и после окончания лечения, составив 12,6 баллов. Не восстановилось и качество жизни, составив через 4 недели лечения 5,1 баллов, а через 6 месяцев после окончания лечения 4,3 балла. Недостаточно удовлетворительные результаты лечения у больных этой группы мы объясняем тем, что кровоток в предстательной железе на фоне лечения препаратами фторхинолонового ряда у них улучшился незначительно и не достигал нормальных величин. Так, пиковая систолическая скорость кровотока в артериях через 4 недели лечения возросла с 9,24±0,49 см/с до 10,12±0,51 см/с (р<0,03), линейная скорость кровотока в венах – с 3,63±0,2 см/с до 3,88±0,16 см/с (р=0,314), индекс резистентности сосудов предстательной железы не уменьшился и составил до лечения 0,73±0,04 усл. ед., а через 4 недели лечения – 0,71±0,04 усл. ед. (р=0,1), плотность сосудистого сплетения почти не возросла, составив до лечения 1,290,16 сосуд/см2, а после лечения – 1,34±0,19 сосуд/см2 (р=0,1). Все это свидетельствует о том, что лечение больных хроническим бактериальным простатитом нельзя ограничивать только применением антибиотиков, а одновременно назначать средства, усиливающие кровоток в предстательной железе.

Больные второй группы, страдающие хроническим бактериальным простатитом, одновременно с антибиотиком фторхинолонового ряда в течение 4 недель получали терапию биологической обратной связью мышц тазового дна. В результате проведенного лечения антибиотик + БОС удалось достичь симптоматического улучшения у 87,9%  больных этой группы, тогда как при лечении только антибиотиком – лишь у 70,0% больных (р<0,05). Еще более существенной была разница в частоте наступления элиминации возбудителя заболевания. Если при лечении только антибиотиком положительный бактериологический эффект был отмечен у 55,0% больных хроническим простатитом, то после лечения антибиотик + БОС – у 93,9%  больных (р<0,01). У больных хроническим бактериальным простатитом после комбинированного лечения значительно снизилась частота дизурии (с 63,6% до 12,1%, р<0,01) и выраженность дизурии по шкале IPSS (с 14,6±2,3 баллов до 4,8±0,7 баллов, р<0,01), возросла скорость мочеиспускания (с 10,8±0,9 мл/с до 15,9±0,4 мл/с, р<0,01), снизилась частота нарушения половой функции (с 46,9% до 12,1%, р<0,01), возрос уровень лимонной кислоты в эякуляте (с 17,0±3,1 ммоль/л до 24,6±4,7 ммоль/л, р<0,01).

На фоне лечения больных хроническим бактериальным простатитом комбинацией антибиотик + БОС была отмечена нормализация эхоструктуры предстательной железы. Если до лечения нормальная эхогенность была выявлена только у 7,7% больных, то после лечения – уже у 81,8%больных хроническим бактериальным простатитом, повышенная эхогенность предстательной железы до лечения была диагностирована у 92,4% больного, а после лечения – только у 18,2% больных. Повышенная эхогенность предстательной железы, определяемая при ультразвуковом исследовании до начала лечения,  зависела от отека этого органа и нарушения микроциркуляции в предстательной железе. нормализация кровотока в предстательной железе после лечения способствовала и нормализации эхоструктуры этого органа.

У больных хроническим бактериальным простатитом после проведения лечения препаратами фторхинолонового ряда в комбинации с БОС-терапией возросла с 8,96±0,51 см/с до 11,49±0,76 см/с (р<0,05) скорость кровотока в артериях (то есть на 2,53 см/с) и почти достигала нормальной величины, тогда как при лечении только антибиотиком – с 9,24 см/с до 10,12±0,51 см/с, то есть на 0,88 см/с и не достигала нормальной величины, разница статистически достоверна (р<0,01). Аналогичной была динамика показателя линейной скорости в венах предстательной железы. После лечения больных хроническим бактериальным простатитом препаратами фторхинолонового ряда в сочетании с Бос-терапией этот показатель возрос с 3,55±0,19 см/с до 4,57±0,16 см/с, то есть на 1,02 см/с или в 1,3 раза, тогда как при лечении больных только препаратами фторхинолонового ряда – с 3,63±0,12 см/с до 3,88±0,16 см/с, то есть всего на 0,25 см/с, и не достигал нормальной величины. Индекс резистентности сосудов после лечения у больных этой группы снизился с 0,75±0,06 усл. ед. до 0,65±0,04 усл. ед. (р<0,01), то есть на 0,10 усл. ед., и достигал нормального показателя, составившего у здоровых мужчин 0,64±0,07 усл. ед. Плотность сосудистого сплетения предстательной железы после проведенного лечения антибиотиком в сочетании с витапростом увеличилась с 1,27±0,23 сосуд/см2 до 2,04±0,35 сосуд/см2, то есть в 1,6 раза (р<0,01) и почти достигала нормальной величины, тогда как при лечении больных хроническим бактериальным простатитом только антибиотиком – с 1,29±0,16 сосуд/см2 до 1,34±0,19 сосуд/см2 (р=0,1). Увеличение в ткани предстательной железы количества сосудов на 1 см2 у больных хроническим бактериальным простатитом после лечения Бос существенно улучшало микроциркуляцию в этом органе и увеличивало объемный кровоток, который возрос с 0,017±0,005 л/мин. до лечения до 0,030±0,007 л/мин. после лечения (р<0,01).

Таким образом, полученные результаты дают основание считать, что включение в комплексное лечение больных хроническим бактериальным простатитом БОС терапии  позволяет существенно улучшить микроциркуляцию в этом органе, а поэтому обеспечить более высокую концентрацию антибиотика в очаге воспаления и снизить отек предстательной железы, а поэтому устранить или существенно уменьшить болевой синдром и расстройства акта мочеиспускания, а также повысить качество жизни пациентов.

Выводы- У большинства больных хроническим простатитом до лечения имеет место существенное нарушение локального кровообращения в предстательной железе, характеризующееся снижением пиковой систолической скорости кровотока в артериях и линейной скорости кровотока в венах, уменьшением плотности сосудистого сплетения, снижением объемного кровотока в этом органе, повышением индекса резистентности сосудов предстательной железы и пульсационного индекса. Таким образом, полученные результаты дают основание считать, что включение в комплексное лечение больных с хроническим простатитом методы билогической обратной связи мышц тазового дна позволяет существенно улучшить микроциркуляцию в этом органе, а поэтому обеспечить более высокую концентрацию антибиотика в очаге воспаления и снизить отек предстательной железы, а поэтому устранить или существенно уменьшить болевой синдром и расстройства акта мочеиспускания, а также повысить качество жизни пациентов.

Как уже говорилось, пациентов с подростковым ХП и психическим стрессом имели тазовую дисфункцию и расстройства с запорами, а главным типом НИЗ был IIIB без явных бактериальных инфекции и большими лейкоцитами. Таким образом, результаты свидетельствуют о том, что симптомы у больных с подростковым ХП, категоризированные в настоящее время как IIIB, были аналогичны тем, которые наблюдаются при дисфункции тазового дна, и проблемами с запорами. Многие симптомы, вероятно, были следствием тазовой дисфункции, а не причиной. Каплан и др.  предположили, что психологический стресс связан с расстройствами у мужчин с небактериальным ХП, а некоторые, которые были классифицированы как небактериальный ХП и получали соответсвующее эмпирическое лечение были ложно диагностированы и в самом деле имели псевдо-диссинэнергию.

Источник: https://kaznmu.kz/press/2012/11/26/

Оцените статью
Лечение простатита
Добавить комментарий

*

code